ЖенщиныЛичные историиПрава человека

Территория привязанности: изъять нельзя оставить…

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских. Жена узнала, что муж был в связи с бывшею в их доме француженкой — гувернанткой, и объявила мужу, что не может жить с ним в одном доме», — так начинается знаменитый роман Льва Толстого «Анна Каренина». Точно так же началась грустная история никому не известной Наташи Макаровой из Екатеринбурга (имя изменено).  22 года назад она вышла замуж по большой любви, в 1998 году в браке родилась дочь: ничто не омрачало семейного счастья,  пока муж не начал изменять. От тоски Наталья стала выпивать, «запивала» измены супруга 2 года и не заметила, как приобрела алкогольную зависимость. Вслед за алкоголем  появились легкие наркотики, Наташа стала покуривать марихуану.  Муж почти не приносил в дом денег, поэтому, несмотря на зависимости, Наташе пришлось работать на трех работах. Она эмоционально и физически не выдерживала, срывала копившуюся на мужа злость на дочке, а тот словно не замечал, что у жены появились серьезные проблемы, вызванные систематическим употреблением психоактивных веществ.

В 2010 году Наталья поняла, что ради дочери, которой на тот момент исполнилось 12 лет, ей необходимо остановиться и  обратилась в Центр ре-социализации наркозависимых.  Во время пребывания в Центре Наталья получила консультацию юриста и решилась развестись с мужем. Она стала выздоравливать, но отношения с дочерью были нарушены: дочь, как и её отец, была настроена против матери. Помогать Наташе родные не хотели, потому что не верили, что она сможет «завязать». Но, несмотря на отсутствие поддержки, женщина не сдавалась и больше ни алкоголь, ни наркотики не употребляла. И вдруг случилось чудо: муж одумался и вновь стал встречаться с Натальей, у них завязался бурный роман, — дочь Натальи  в то время проживала с ней, т.к. женщина продолжала оставаться трезвой. В 2013 году Наталья с мужем вновь заключили брак, в ноябре 2013 года у них родился прекрасный сын. Но муж, как позже выяснилось, не исправился. Он продолжал  изменять Наталье, а теперь ещё  начал её бить.  При этом он задаривал дочь дорогими подарками,  поэтому 15- летняя дочь,  больше тянулась к отцу. Впоследствии  дочь выступит главным свидетелем обвинения отца в алкоголизме матери по делу об изъятии ребенка у Натальи и определении места жительства мальчика с отцом.

На момент обращения Натальи в очередной раз за помощью в Центр социальной помощи «ЛУНА», женщина вместе с матерью проживала в г. Миасс Челябинской области, где приобрела двухкомнатную квартиру, в которой создано отдельное место для проживания и игр ребенка. Поводом для обращения Натальи за юридической помощью стало решение Миасского городского суда от 5 апреля 2019 года удовлетворить исковое заявление бывшего супруга Макаровой и определить проживание их пятилетнего сына с отцом. На момент суда Наталья вновь была с мужем в разводе,  он проживал со своей новой женой, с которой он изменял Наталье все эти годы: женщина не может иметь своих детей, поэтому они решили изъять сына у Натальи и воспитывать его совместно с отцом ребенка. Наташа плакала и просила помочь ей оставить сына у себя.

Изучив материалы дела, юрист АНО ЦСП «ЛУНА» Людмила Винс пришла к выводу, что оснований для смены места жительства ребенка на место жительство отца нет. В деле есть психологическая  педагогическая экспертиза, которая в равных долях описывает негативные стороны влияния на воспитание ребенка, как от матери, так и от отца. Суд ссылается на желание ребенка жить с отцом, но ребенку еще нет 6 лет, и его мнение не должно учитываться при определении места жительства. В соответствии со ст.57 Семейного Кодекса РФ право ребёнка выражать свое мнение при определении места жительства с одним из родителей наступает с 10 лет. Из материалов дела видно, что истец (отец) и ответчик (мать) в равной степени заботятся о своем ребенке. Указание на то, что малолетний ребенок отдает предпочтение отцу, не может быть основанием для определения места жительства ребенка с отцом, поскольку ребенок не может пока осознавать, как будет себя чувствовать, если мамы не будет с ним рядом, как он привык. Для мальчика в принципе нормально в общении тянуться к отцу, т.к. это определено природой, но так же известно, что без материнской любви дети чаще всего вырастают психически нестабильными.

«Каждый ребенок любит свою мать безусловной любовью, плохая она или хорошая. В психической жизни ребенка психологическая травма потери матери при отобрании ребенка у матери и запрете общения с ней равна по силе травматизации ее физической смерти. Никто и ничто не может стереть ее из внутрипсихической жизни ребенка. Хорошая мать — эта та мать, которая чувствует и понимает переживания своего ребенка, имеет способность любить. Это человек, а не чистые колготки и полный холодильник продуктов», — комментирует в «Известиях» последствия изъятия детей у матерей российский девиантолог, психоаналитический психотерапевт Гелена Иванова.

Суд в своем решении ссылается на несуществующие на самом деле домыслы супруга о том, что бывшая жена зависима от алкоголя и наркотиков, приводит примеры , когда он возил ее к колдунам читать заговоры от алкоголя: адекватность истца, верящего в колдунов, суд никак не расценивает, а принимает за нормальные действия здравого человека. При этом существующие в деле официальные документы от нарколога, подтверждающие, что Наталья давно снята с наркологического учета, что экспертиза не показала наличия у нее в организме алкоголя и наркотиков, судом учтены не были. Так же судом не были учтены положительные характеристики Натальи с места жительства и с места работы ИП Ким, а так же справка о наличии у неё стабильного постоянного дохода. Суд учёл лишь отрицательную характеристику Макаровой со слов мужа и принял во внимание видеозапись неизвестного происхождения, подлинность которой никто не проверял. Статья 24 Конституции РФ гласит , что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Ответчик не давала право на просмотр видеозаписи сотрудниками органов опеки, и  в суд такого разрешения истцом представлено не было, а следовательно, доказательства получены с нарушением закона и не могут быть положены в основу решения суда (часть 2, ст. 55 ГПК РФ). Также суд не учел характер отношений между бывшими супругами: основой для развода послужили неоднократные измены мужа, его обман и предательства, что стало поводом для ссор между истцом и ответчиком.

Исследовав внимательно все материалы дела и представленные обеими сторонами доказательства, юрист Винс пришла к выводу, что  решение об изъятии сына у Макаровой и передача его на проживание к отцу подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствами дела, а также наличием неисследованных доказательств, наличием отказов председательствующего в удовлетворении ходатайств ответчика о допросе определенных свидетелей, которые в совокупности с другими доказательствами имели исключительно важное значение для правильного установления фактических обстоятельств дела и могли существенно повлиять на выводы суда. В связи со всем вышеизложенным 29 апреля 2019 года в Челябинский областной суд была подана апелляционная жалоба на решение Миасского городского суда.

Заключение УСЗН Администрации Миасского городского округа  противоречит принципу 6 Декларации прав ребенка (Принята 20.11.1959 Резолюцией 1386 (XIV) на 841-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН)  Малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.    В данном Заключении не указываются исключительные обстоятельства, препятствующие матери проживать совместно с малолетним ребенком, а следовательно, решение суда первой инстанции подлежит отмене.

Оставить комментарий